антон шутов (shutov_sparkle) wrote,
антон шутов
shutov_sparkle

Categories:

рассказ - ТОНКИЕ ЧУВСТВА

рассказ

ТОНКИЕ ЧУВСТВА
антон шутов

        Ребят из средней школы привели ко Дворцу Культуры. Пустили шумный поток через парадное крыльцо в фойе и размежевали по классам.
        В гомоне, как выстрелы хлыстов, звучали строгие голоса педагогов: "Петухова, вернись немедленно. Успеешь с зеркалом повидаться!"; "Морозов! Морозов, я тебе устрою вместо кино такое устрою, не насмотришься!"; "Домой сейчас отправишься!"; "Так, билеты все приготовили?".
        - А я про кино, которое нам покажут, уже слышала. Знакомая одна из моего дома с другой школой уже сходили, - сказала тощая пятиклассница своим подругам.
        - И чего? - Нетерпеливо выпытывали подруги.
        - Ой, девочки, - вздохнула девочка. - Там говорят что-то такое, чего-то сильное, что только сидишь и волнуешься. Переживаешь.

        - Чего такое "сильное"?
        - Знакомая моя ревела, - резюмировала пятиклассница.
        Одноклассницы притихли, размышляя, хорошо ли это реветь в кино или не очень. И в этот момент раздались звонки, предупреждающие о близящемся начале.
        - А может быть я с подругой на последний ряд хочу, - нахально заявил билетерше акселерированный чубастый пацан из седьмой параллели.
        - Иди уже. Наслушались тут, - отмахнулась билетерша.
        Кресла в зрительном зале оказались деревянными. Ребята рассаживались, постепенно заполняя ряды.
        - Прошлый век, - брезгливо сморщившись, пожаловалась всё та же тощая пятиклассница, опуская потертое деревянное сиденье на петлях. - Ну и обстановочка.
        - Ну смотрите, девочки. - Затараторила ее подруга, - "Б" класс посадили почти впереди всех.
        - Чепуха, - пятиклассница отмахнулась. - Впереди сидят только дураки. Самые дорогие места в середине.
        - Ну не знаю... Ой, глядите, Иванова прибежала. А ведь английский оставалась сдавать. Копуша.
        Запыхавшаяся и измученная Светочка Иванова замерла в дверях и растерянно крутила головой, выискивая свой класс. Потом поспешила на оклик классной руководительницы пятого "Б" и нашла себе место в зале. В это время солнечные хвостики её волос, перетянутые разноцветными резинками, внимательно рассматривали сзади одноклассницы.
        - Иванову посадили вперед.
        - Иванова вообще знает, куда пришла?
        - Ей, наверное, такое кино смотреть нельзя. Она же у нас такая вся чувствительная, - одноклассница Ивановой картинно закатила глаза и выгнула запястья и тонким голоском пропела: "Рас-чувс-тву-ет-ся!"
        - Светочка-то чувствительная? - Завистливо переспросила её тощая подружка.
        - Всё со своими стишками... Точно разревется!
        - Светочка Иванова-нытик. Маленькая еще.
        Свет погас. Экран вспыхнул заглавием фильма. Все заволновались, но притихли не сразу. Поскрипывали деревянные сиденья, шевелились головы нетерпеливых школьников.
        К середине фильма в небольшом зале стало неистерпимо душно. Но никто духоты не замечал. В зале к этой минуте уже стихли смешки и шепот. Это означало, что работа молодого режиссера-новатора вышла на славу. Даже педагоги, кажется, забыв про детей, полностью углубились в картину.
        "Ивановой плохо..."
        "Катерина Ивановна, Катерина Ивановна. Там плохо ей..."
        "Кому плохо? Что вы?"
        "Ивановой плохо, Катерина Ивановна"
        - Я же говорила, - шепнула в темноте кинозала тощая тень подругам-теням. - Иванова захирела. Ослабла... У неё же слишком тонкие чувства! Ну очень уж чувствительная.
        Многие в зале на секунду отвлеклись, наблюдая, как ученицу пятого "А" класса ведут под руки по направлению к выходу.
        Вслед за классной руководительницей и девочками, поддерживающими Иванову под руки, выбежала из зала завуч.
        - Что такое, Катерина Ивановна? - Догнала она их в фойе.
        - Светочке Ивановой нашей нехорошо.
        - Скорую?..
        - Вызвали уже. Сразу же билетера отослала вызвать.
        К крыльцу подкатила карета "скорой помощи". С переднего сиденья на влажный асфальт шагнул пожилой врач.
        - А чего выйти-то собрались? - Всплеснула руками завуч. - Ну-ка давайте обратно, в медпункт, или кабинет какой.
        Обморочную Иванову снова повели вверх по лестнице. А затем - на второй этаж. Туда прежде убежала медсестра, позвякивая ключами в переднем кармане белого халатика.
        - Выйдите, пожалуйста, - коротко велел врач педагогам, разворачивая фонендоскоп. - Нам лучше пока тут вдвоем...
        Катерина Ивановна и завуч аккуратно прикрыли дверь медпункта. Прошли к кушеткам.
        - Очень ведь чувствительная девочка, - жаловалась Катерина Ивановна. - Ну очень. Цветочек в юбочке прямо. Ну куда таким на подобные фильмы ходить. Я сама исстрадалась, пока смотрела.
        - Ох, не говорите, - кивала завуч, разглядывая гипсовые рельефы потолочных плиток.
        В коридоре на первом этаже снова забурлил шумный поток.
        - Сеанс кончился, - вздохнула завуч. - Побегу я. Обязательно найдите и доложите, Катерина Ивановна, что доктор скажет. Слышите? Обязательно.
        Школьники выходили раскрасневшиеся от духоты. Хоть и шумели, но уже гораздо меньше, чем до просмотра.
        - А я тоже хочу быть такой же... - Тихо сказала одна из пятиклассниц.
        - Как та героиня фильма? - Спросила и фыркнула её тощая подруга.
        - Нет. Как Иванова. У неё чувства настоящие. Сильнее, чем у всех. Я бы, девочки, тоже хотела бы в обмороки падать из-за сцен на экране. Герой признается в любви героине, а я, значит, чувствую, будто это я там. И всё кружится, кружится.
        - Чепуха! Иванова слабачка. Она просто жизни не знает. Ребенок же совсем.
        - Иванова молодец! Тоже хочу такие эмоции.
        Тощая пятиклассница хмыкнула и завернула шею в кашне.
        - Ой, девочки, я себя чувствую сейчас пингвинихой с северного полюса. Толстокожей и бесчувственной. После обмороков Ивановой-то...         Если она в кино так валится, а как целоваться станет, вообще помрет?
        - Да не начнет она целоваться. Такие вообще даже не женятся...
        Хихикая и переговариваясь девочки вышли вслед за толпой на крыльцо Дворца Культуры и растаяли в свете пасмурного осеннего дня.
        Между тем на втором этаже опустевшего здания приоткрылась дверь кабинета с табличкой "медпункт". Навстречу поднявшейся с кушетки Катерине Ивановне вышел врач.
        - Все в порядке? - Спросила классная, вглядываясь в лицо медика.
        - Ну вроде бы всё в порядке.
        - Она такая чувствительная, тонкая натура. На литературе стихи читает, переживает, знаете как! - Затараторила Катерина Ивановна, обрадовавшись тому, что всё в порядке.
        - Стихи читает? - Словно бы изумленно переспросил доктор и тут же холодно продолжил. - При чем тут стихи, уважаемый педагог? Коли вы говорите о чувствительности, то все они... - Он развел руками, будто вокруг них были школьники. - Находясь в периоде, так называемого, пубертата, как вы выражаетесь, чувствительны.
        - Да?.. Правда, да, - промямлила классная.
        - Не знаю, должен ли я... Но кому, собственно, как не вам должно знать, - Продолжал доктор. - Но со Светочкой Ивановой не совсем все в порядке, уж если вы таким образом спрашиваете.
        - Доктор!.. - Ошарашенно вырвалось у Катерины Ивановны.
        Катерине Ивановне показалось, что слово это было сказано как-то по-киношному. Именно там, на экране, в сценах возле дверей больничной палаты или операционной вдруг произносят испуганно, прижав ладони к губам: "Доктор!..". Затем Катерина Ивановна услыхала собственными ушами, что ученица её класса Светочка Иванова...
        - Она, - начал врач и немного помедлил. - Она беременна. И как минимум, на третьем месяце. Увы, моя компетенция на этом открытии данного факта заканчивается.
        - Света? Света беременная?! - Воскликнула классная. - Она не может быть беременной. Она же... Это ошибка.
        Гулкие отзвуки громко сказанных слов прокатились вдоль по длинному рукаву коридора в обе стороны.
        - Счастливо вам справиться с ситуацией. До свидания, - почти насмешливо сказал врач и взмахнул рукой, свободной от чемоданчика, он был уже у самой лестницы и вот заспешил вниз к своей карете.
        - Светочка... - Прошептала Катерина Ивановна и вдруг отдернула руку от двери медпункта, словно испугалась чего-то.
        Входить не решилась. Лишь развернулась и заспешила вниз, искать завуча.


КОНЕЦ



Октябрь, 2006
Subscribe

  • мой новый друг - МЫШЬ

    Эта история о доброй и сметливой мыши. И о наших отношениях. Всё начинается в один вечер ноября, где в моем доме собрались люди… Кухня заполнена…

  • иди и ешь

    про фастфуд обычно говорят плохо. якобы фастфуд, это не выбранная еда, просто предложенные паки, их цель быстро утолить себя и при этом дёшево; во…

  • НЕЛЁГКАЯ РУКА // история с кассиром

    вот очередная немного драматичная история. она происходит в супермаркете. я стою в очереди к кассе. а там одна женщина есть, среди кассиров, она…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 41 comments

  • мой новый друг - МЫШЬ

    Эта история о доброй и сметливой мыши. И о наших отношениях. Всё начинается в один вечер ноября, где в моем доме собрались люди… Кухня заполнена…

  • иди и ешь

    про фастфуд обычно говорят плохо. якобы фастфуд, это не выбранная еда, просто предложенные паки, их цель быстро утолить себя и при этом дёшево; во…

  • НЕЛЁГКАЯ РУКА // история с кассиром

    вот очередная немного драматичная история. она происходит в супермаркете. я стою в очереди к кассе. а там одна женщина есть, среди кассиров, она…