антон шутов (shutov_sparkle) wrote,
антон шутов
shutov_sparkle

ПРИРОДА СНА (удивительное и правдивое)



        ПРИРОДА СНА

        фрагменты беседы двух ученых-сомнологов:

        Владимир Матвеевич Ковальзон – доктор биологических наук, ведущий научный сотрудник Института проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН, Москва
        Яков Иосифович Левин – доктор медицинских наук, профессор кафедры нервных болезней факультета повышения послевузовского профессионального образования врачей Московской медицинской академии им. И.М.Сеченова, директор Центра нарушений сна Минздравсоцразвития РФ, Москва


        Открытие однополушарного сна у дельфинов было выполнено в нашем инстиуте Львом Мухарамовичем Мухаметовым и его сотрудниками.

        Во сне реально отдыхают лишь мышцы. Все остальное в организме достаточно активно работает, и в первую очередь – мозг. Поэтому если встать на нормальную позицию, что сон – это важнейшая часть нашего существования, то его постепенное уменьшение не может радовать, потому что (это, к сожалению, общебиологический закон) сон стареет вместе с нами, к старости он немножечко уменьшается, снижается потребность в нем, он становится «разорванный», фрагментированный. Но главное, это то, что сон – это не бесполезно потраченное время, а это чудесные моменты нашей жизни. Мы просто этого не знаем, это наша беда, беда нашего образования, беда нашего недомыслия…

        Без хорошего сна не может быть хорошего бодрствования. А уж творчества – тем более. Без хорошего сна творчество вообще исключено. Поскольку любое нарушение сна приводит к нарушению работы мозга. И в первую очередь страдают творческие процессы.

        Неприятное ощущение при пробуждении связано с тем, что будильник звонит не когда нужно, не когда биологические часы это позволяют, не когда цикл завершится; если бы будильник звонил в этот момент, то мы просыпались бы легко, не испытывая неприятного ощущения. А вот когда он звонит в середине цикла, разрывает его – это субъективно очень тяжело переживается.

        Существуют полуторачасовые фазы сна. Это циклы. А внутри циклов есть еще фазы. А внутри фазы – стадии. Это три главных понятийных элемента, краеугольные камни сомнологии, - науки о сне.
Чем меньше животное, тем короче цикл сна. У маленькой мышки цикл сна – несколько минут, а у слона – два с лишним часа. У ребенка час, примерно. У вновь родившегося ребенка сон, конечно, существенно отличается. У новорожденного только два варианта сна – активный сон и спокойный сон. Каждый период сна длится короче, но в целом сон занимает в сутках львиную долю времени. Ребенок, только что родившийся, бодрствует от силы шесть часов.
Большую часть сна занимает именно этот самый, так называемый, активированный сон, который считается предшественником парадоксального сна у взрослых и парадоксального сна, и первой стадии.

        Вообще, если говорить о стадиях, то в медленном сне четыре стадии.
        Первая стадия – это то, что сразу после бодрствования, когда нас очень легко пробудить. Именно в эту стадию возможна, так называемая, гипнопедия, то есть обучение во сне. Эта стадия занимает у взрослого человека в среднем всего 5% времени сна. А вот у больных с нарушениями сна длительность первой стадии существенно возрастает, иногда до 10-12%. Это очень поверхностный сон.
        А вот дальше, следующая, вторая стадия – это уже собственно сон. Это «сон с сонными веретенами». Если мы записываем биотоки мозга, электронцефалограмму, мы видим совершенно отчетливый феномен, который ни с чем не спутаешь. И каждый сомнолог, поймав первое сонное веретено, говорит: «Ну все, пациент заснул, можно немножечко расслабиться». В этой стадии сна есть еще несколько интересных явлений, в частности, есть так называемые К-комплексы, совершенно своеобразное по структуре электроэнцефалографическое событие, которое внешне напоминает то, что бывает у больных с эпилепсией. Но здесь это – норма, то есть так и должно быть. Вторая стадия сна очень хороша для выявления эпилептической активности, если у человека в бодрствовании это не удалось выявить.
        После этого наступает самый глубокий медленный сон, стадии 3 и 4, вместе называемые «дельта-сон». Тогда вся электроэнцефалограмма заполнена огромными медленными волнами (дельта-волнами).
        И вы знаете, чем интересен дельта-сон? Это та нижняя граница урежения частоты сердечных сокращений, дыхания, снижения артериального давления, за которую выходить нельзя. Это нижняя граница нормы. Если еще дальше углубляться, то может наступить сердечная аритмия – смерть, коллапс с падением давления, и так далее. То есть наша физиология находится на минимуме. Очень низкий мышечный тонус. Когда говорят, что сон – это время отдыха, то нужно подразумевать, что именно в дельта-сне мы отдыхаем. В это время мы набираем потраченную в бодрствовании энергию. В дельта-сне образуются фосфатэргические связи, а это наши главные накопители энергии. Там синтезируются нуклеиновые кислоты, белки, происходит самый мощный выброс гормона роста. Говорят, что дети растут во сне. Вот именно в дельта-сне и растут дети. Дельта-сон выполняет главную накопительную (анаболическую) функцию в организме. Этот сон занимает приблизительно 20% времени всего сна. За эти 20% мы успеваем «добрать». Но циклы у нас очень разные. Дельта-сон максимально представлен в первых двух циклах. То есть наш организм устроен так, что в начале он, если можно так выразиться, «набирает материю», а потом уже приходит пора фантазий, приходит пора парадоксального сна.
        Животные так не спят. Это особенность человека. И много лет сомнологи не могли понять, почему.
        Взрослый человек почему-то спит так, что у него в первую половину ночи преобладает глубокий медленный сон, так называемый дельта-сон, а во вторую половину ночи преобладает парадоксальный сон. В результате все сновидения как бы «сдвинуты» к утру.
        А у лабораторных животных, у которых мы регистрируем сон, или у тех, которых можем просто наблюдать у себя дома – собак, кошек, у них все циклы примерно одинаковы, и в конце каждого цикла идет период парадоксального сна, когда у них дергаются лапки и бегают глаза. Все очень заметно.

        На улицах Бомбея или Карачи в бедных кварталах среди бела дня масса людей «сплошняком» лежит прямо на тротуарах, завернувшись в одеяла, и спит. То же самое – сиеста (послеполуденный сон), принятая в жарких странах. А изучение первобытных племен показало, что они спят днем даже два раза! И оказалось, что эти периоды действительно совпадают с заложенными в нас генетически ритмическими потребностями во сне, которые мы вынуждены подавлять в силу требований цивилизации.
        Если человека перевести в этот искусственный режим, то он действительно начинает спать как животное. Циклы качественно выравниваются. Человек меньше спит ночью. Он начинает спать днем, при этом у него возникают даже два периода сна. Один послеобеденный, а другой около полудня. Циклы сна становятся более равномерными, уже нет такой «сдвинутости» медленного сна к началу ночи и быстрого (парадоксального) – к концу. Нет сплошного (как говорят сомнологи, «консолидированного») ночного сна; после одного-двух циклов человек может встать, немножко погулять, поесть-попить, сходить в туалет, потом вернуться и опять заснуть.
        Когда каждые сутки мы в течение 16 часов непрерывно бодрствуем; то есть каждые сутки нашей взрослой жизни представляют собой 16-часовое лишение сна («депривацию»), за которой следует 8 часов восстановления сна («отдачи»). А закон отдачи таков:сначала всегда восстанавливается глубокий медленный сон (дельта-сон), самый необходимый для жизни, а потом быстрый (парадоксальный).
        Началось все со знаменитого доклада, опубликованного президентской комиссией США в 1998 году, который назывался «Сон, катастрофы и социальная политика». Не голословные утверждения, а обработка гигантского статистического материала со всего мира показала, что все катастрофы, в том числе чернобыльская, катастрофа на атомной станции Тримайл Айленд в Штатах, взрыв на химическом заводе в Индии, всевозможные другие техногенные, транспортные, включая автомобильные катастрофы и все-все, связанное с человеческим фактором, что они могли собрать, все эти ужасные события тяготеют к определенным часам местного времени. Вот именно к тем часам, когда у человека наступает максимальная сонливость, когда воленс-ноленс ослаблено внимание…
        Это связано с пиками полуденного и послеобеденного сна. Один незадолго до полудня, другой в ранние послеполуденные часы, а третий пик – это начало ночи, он связан с наибольшей выраженностью глубокого медленного дельта-сна, а четвертый – предутренний, это пик сновидений. Под эти пики группируются, к ним притягиваются все эти катастрофы. И поскольку, как вы прекрасно знаете, вся Америка вечно за рулем, то, разумеется, когда они поняли, что могут наступать такие состояния, такие моменты, когда человек даже не понимает, что заснул, он заснул на мгновение, и в это время «влепился». Все…

        Что касается биологических мотиваций, «впрок» сделать невозможно. У нас их всего несколько: есть, пить, спать, вступать в интимные отношения, ну, и чисто человеческая мотивация – общаться с себе подобными, хотя, для животных это тоже характерно.
        Без еды мы можем прожить приблизительно 30 суток, без воды (сухие голодовки) – до 10 суток, а реальное лишение сна – это всего лишь 5 суток; хотя в Книге рекордов Гиннеса приведен рекорд – 264 часа, то есть 11 суток без сна, но, когда мониторируют функции, то оказывается, что после пятых суток, после 120 часов депривации, обязательно наступает засыпание на ходу или сон с открытыми глазами, то есть человек ходит и спит… После пяти суток лишения сна человек мало напоминает человеческое существо – наблюдаются галлюцинации, психические нарушения, отмечается полная дезадаптация; казалось бы, человек общается, разговаривает и двигается, а при этом регистрируются сонные веретена, иногда даже до третьей стадии сна доходит дело. Таких исследований мало, так как их очень сложно организовать из-за жестоких требований к испытуемому и персоналу.
        Но вот, что удивительно: к концу многосуточной депривации испытуемые вообще не похож на человека, затем исследование прекращается: испытуемый спит от 12 до 18 часов, и все полностью возвращается к норме, абсолютно! За эти несколько часов восстановительного сна испытуемые проходит путь буквально от психически больного до совершенно нормального человека.

        Казалось бы, мы созданы в основном из воды, нам нужен в первую очередь водный баланс, а оказывается, без воды можно дольше, чем без сна.

        В 60-е годы были сделаны исследования, брали здоровых людей – добровольцев и давали им спать меньше четырех с половиной часов, примерно 3-4 часа. Оказалось, что через три такие ночи на четвертую изменения в структуре сна точно такие же, как если бы человек не спал всего лишь одну ночь, но целиком! Поэтому сомнологи стали говорить о том, что пять часов, пять с половиной часов – это некий физиологический минимум. Конечно многие могут сказать: да вы что, пять с половиной часов, мне восемь надо! Все, что сверх этого, скорее всего – характеристика личности.
        Пять с половиной часов – это скорее всего тот минимум, за время которого будет «выполнена физиология», будет накоплено достаточно энергии.

        Быстрый сон. Его функция – переработка информации и создание программы поведения на будущее. Это две очень важные вещи. Без сна творчество невозможно – оно, конечно, затруднено и без медленного сна, без энергии – какое творчество? Но без быстрого сна – тем более, быстрый сон – это, наверное, сама квинтэссенция творчества.

        Для того, чтобы ликвидировать негативные последствия одной ночи без сна, нужны последующие две абсолютно полноценные ночи сна; причем мы смотрели различные биохимические показатели – гормоны, биогенные амины и другие биологически активные вещества, мы смотрели дневную электроэнцефалограмму, делали разные нагрузки на полушария, мы проводили очень много психологических тестов (кстати, оказалось, что женщины хуже переносят одну ночь без сна). И обнаружили, что одна полноценная ночь, то есть первая восстановительная, еще не решает проблем одной бессонной ночи. Лишая себя сна, на следующий день вы создаете в некое артифициальное, то есть искусственное, состояние, когда вы в какой-то степени отсекаете внешнюю информацию, вы просто не в состоянии ее в достаточной степени воспринимать, она идет мимо вас.

        Есть ли случаи абсолютной инсомнии? Есть проблема и она обозначена в международной классификации нарушений цикла сон-бодрствование, которая называется «искаженное восприятие сна». Апогеем этой ситуации становится агнозия сна, то есть полное неосознание своего сна. К нам часто приходят больные, которые утверждают, что не спят вовсе. И это утверждение базируется на их ощущениях. Мы накладываем много электродов, записываем их, и оказывается, что они спят три, четыре, пять и даже восемь часов. Утром, когда они просыпаются, они говорят: «Ну, вот видите, мы же за ночь не сомкнули глаз!». Мы им показываем кривые. Они говорят: «Вы нас этими кривыми не пугайте, мы уже все пережили, мы не спали». И знаете, что в этом смысле очень эффективно – видеомониторирование. Мы обязательно применяем этот прием. Когда они видят себя (это, кстати, чаще всего женщины) посапывающими, с закрытыми глазками, иногда похрапывающими, лениво переворачивающимися с боку на бок, во сне почесывающими носики и так далее, они понимают, что действительно сон был! Свое-то лицо и тело ни с кем не перепутаешь, не артистов же мы приглашаем для этого. И это является очень важным методическим лечебным приемом.
        Александр Моисеевич Вейн сорок лет занимался сном, с 1968года все объективно регистрируется – и мы ни разу, ни разу не зарегистрировали неспящего человека. Бывает одна ночь без сна, особенно у людей с «демонстративным» поведением, они «выдавливают» из себя эту полную бессонницу. Но на следующую ночь они обязательно спят.

        Типичных ярких сов и жаворонков всего 15 процентов.

        Сейчас широко обсуждается проблема дневной сонливости, и даже такой термин есть «burn out», что условно можно перевести как «незажженный» человек. Эти «незажженные» с утра в офисе – они же видны, эти главные поглотители кофе, протиратели глаз – что угодно, лишь бы не начинать работать; они это делают лишь после двенадцати. Как они работают к вечеру – это поэма! Если руководитель умный, он это увидит и оценит, а если руководитель не очень, то он будет кричать, делать оргвыводы и увольнять этого человека…

        Что такое бодрствование – это более или менее понятно, по крайней мере на интуитивном уровне, обычный сон – тоже, а вот третье, особое состояние – это парадоксальный сон, сон со сновидениями, сон с быстрыми движениями глаз, быстрый сон (существует более десятка синонимов для обозначения этого состояния). Хотя, как говорится, новое – это хорошо забытое старое. Недавно совершенно случайно было обнаружено, что, оказывается, для восточных мудрецов такие представления были совершенно обычными – то, что никогда никому не приходило в голову в европейской натурфилософии и науке за две с лишним тысячи лет!
        В Упанишадах – это древний эпос, созданный в незапамятные времена, за тысячу лет до Христа, - совершенно ясно описывается, что душа сосуществует слитно с телом в бодрствовании; когда мы засыпаем, она из тела уходит, а потом возвращается, но с телом не сливается – во время сновидений. Но поскольку цивилизации и культуры развивались относительно изолированно, эти представления оставались неизвестными европейской научной мысли. И только сейчас, когда то же самое было понятно с совершенно новых научных позиций, выяснилось, что на уровне здравого смысла, просто обыденных наблюдений за людьми, за состоянием их психики подобные озарения уже давно были.
        Вот еще одна из поразительных вещей, о которых Жуве часто говорит и пишет: почему люди никогда не замечали этих ночных 90-минутных циклов, каждый из которых завершается периодом парадоксального сна? Есть ведь очень простой показатель этого цикла – это эрекции, они возникают в парадоксальном сне у всех мужчин, от новорожденных младенцев до глубоких стариков, каждую ночь, каждые полтора часа. Эрекции возникают и у женщин, пещеристые тела есть и у них, просто у мужчин это более заметно.
        В сороковые годы XX века в Америке урологи случайно обнаружили эту цикличность эрекций, когда еще никто не знал про парадоксальный сон. Как выяснилось впоследствии (в 60е годы), эти эрекции связаны с быстрым сном. Первая мысль была, что эрекции связаны с содержанием сновидений. Но дальнейшие исследования показали, что эрекции никак не связаны с эротическими сновидениями… Они вообще ни с чем не связаны.

        В момент начала парадоксального сна наступает резкий спазм позвоночных и сонных артерий, который через несколько секунд сменяется на обратный процесс и начинается мощный приток крови к мозгу.
        Парадоксальный сон – это невероятной силы активация всего, что происходит в мозгу: усиление кровотока, повышение температуры, мощнейшая работа нейронных систем; по всем показателям мозг работает так активно, как он работает в хорошем, активном бодрствовании, когда он занят чем-то очень важным для человека...

...

ЧТОБЫ ДОЧИТАТЬ КЛИКАЙ НА ЭТУ СТРОЧКУ



Subscribe
Comments for this post were disabled by the author