антон шутов (shutov_sparkle) wrote,
антон шутов
shutov_sparkle

Categories:

НОЧНОЙ ПЁС

        о т с т а и в а я   с в о ё
        НОЧНОЙ ПЁС


        если ты поздно возвращаешься к своему двухэтажному белому дому среди лесов, и даже если твои шаги не слышны... если ты просто сидишь за столом во дворе и случилась тихая беседа,

        то обязательно появится он. чтобы проверить, кто ты.

        крупноголовый высоченный пёс. мощный. лапы у него здоровые, голова по бойцовски приплюснута, а в целом вид как у переросшей нормальные размеры овчарки.

        поначалу я побаивался его. в густой темноте слышались удары лап по земле, громкое дыхание, а потом появлялся он сам. в рассудке я не пугался, но предательский животный страх моих предков будил адреналин, когда из темноты выбегала навстречу эта крупная собака.

        пса звали БАРОН.

        он ожесточенно вилял хвостом. подбегал, не снижая скорости: вот-вот сшибет. а я помнил, виляние хвостом не всегда означает дружелюбность, у некоторых пород это вообще знак, предупреждающий о нападении. поначалу особенно вздрагивал, когда барон легонько ударял клыками по рукам. возможно, он делал это случайно, но - тем не менее - это тоже могло быть предупреждающим сигналом. вся эта зоопсихология... очень скоро я всё же убедился: он просто играл.

        он играл. действительно, был дружелюбен. по-крайней мере к своим. маленькие дети в лагере не боялись барона, а персонал его очень любил, барон был дорог многим, как удалось убедиться позже.


        

        в одну из ночей мы с другом СЕВЕРом прогуливались по самым закоулкам территории. барон появился из темноты. как всегда неожиданно. примчался. запрыгал вокруг нас. кивал. глаза его смеялись. а покружив, отбежал в сторону забора, где сложен хлам, и растёт высокая трава. там дальше - за периметром - уже начинается тёмный дикий лес.

        вдруг что-то там в темноте у забора всхрапнуло, заерзало, и кто-то по-собачьи взвыл. мы с севером замерли. этот шум, суета, отчаянное скуление, сопровождаемое треском ломающихся веток, покатились вдоль забора.

        нервничая, мы отступили ближе к контуру света. кажется, там в темноте началась драка. мы вслушивались и не могли разобрать, кто скулил. возможно, это был сам барон. возможно, он встретил там медведя, или волка, вышедшего из леса и сейчас дерется не на жизнь, а насмерть. может быть, он гибнет там прямо сейчас, а потом, расправившись с бароном, зверь переключит внимание на нас.

        но вот раздался вой и всё затихло. только слышно было, как что-то крупное движется в нашу сторону. спешит к нам. это были напряженные секунды, потому что темнота скрывала приближающееся животное, и нам с севером больше всего хотелось скорее убедиться, что это барон, а не победивший в схватке опасный зверь.

        как же здорово, это оказался барон. наверное, подрался с кем-то из собак, захаживающих к нам с соседних баз. барон же охранял территорию.


        * * *

        неделю назад на рассвете я проснулся от пронзительного визга, рычания и тяжелого лая. по ночам тишина в лесах стоит такая, что даше от неосторожного шепота может разбиться электрическая лампочка. так что те звуки разбудили, наверное, всех в один момент.

        я подскочил к распахнутому окну и выглянул на улицу. хоть и светало, но сумрак не успел разойтись как следует, и первое, что я разглядел, были темные силуэты - они метались по двору то туда, то сюда.

        это дрались собаки.

        глаза привыкали к темноте. я ужаснулся: там среди дерущихся собак был барон, и он очень проигрывал. он был один. а чужаков было трое. те собаки были тоже большими.

        барон - хозяин на своей территории - сейчас явно проигрывал битву. чужаки распалялись всё больше и больтше.

        я видел много дерущихся собак. приблизительно знаю, что в агрессивной схватке благоразумные животные дают возможность уйти побежденному псу. знаю, что иногда хватает всего лишь обмена ритуальными действиями, чтобы решить, кто где главный и кому следует отступить. но тут...

        они дрались насмерть. это было точно.

        клубок сцепившихся собак катался по двору. клацали зубы. то и дело раздавался визг.

        через секунду те трое прижали барона к земле и принялись терзать. один крупный пес вцепился в горло. другой за лапы. третий скакал вокруг, подскакивая и нанося укусы один за другим.

        я заметался по комнате в поисках предметов, которые можно было бы метнуть в них.

        если происходит подобное, человеку находиться рядом с разъяренными псами очень опасно. таких собак разливают водой. стреляют в них. глушат чем попало. и больше ничего сделать нельзя - адреналин отключил им любое разумение.

        а в этом же корпусе, возле которого дрались собаки, в котором был я, находились комнаты, где жили самые маленькие участники лагеря - большеголовые лопоухие малыши. шибздики. просто страшно представить, если кто-то маленький и отважный разволновался и бросился бы к собакам...

        единственное, что я нашёл в комнате - это яблоко. твердобокое.

        я подскочил к окну, размахнулся, но не успел даже прицелиться. дерущаяся свора волокла воющего барона за ограждения, в низину, поросшую березняком. они скрылись из виду.

        там - за ограждением - суета вдруг усилилась. и барон уже не визжал, а просто кричал. они действительно убивали барона. прижали к земле и рвали в разные стороны.

        а потом наступила тишина. и шло только частое-частое дыхание нескольких собак. тяжелое дыхание.

        уснуть в ту ночь я уже не мог. особенно расстроился, вспомнив про своего маленького пса по кличке жай. а если он так где-нибудь... эти мысли вообще вогнали в мрачное состояние.

        а собаки всё дышали.

        поутру мы с севером заглянули на участок территории, где обычно живет барон. барон был жив. мы видели его издалека, но было ясно, он в очень плохой форме. солнце было уже высоко, и барон лежал ничком, укрытый влажной тканью. с трудом повернул к нам морду.

        всё-таки главное, что он выжил. потому что слишком уж страшной была та расправа.

        но оказалось, что не главное. вернее, оказалось, что...

        барон не смог выжить.

        ветеринарный врач, осмотрев барона, прописал ему единственное лекарство - смертельный яд. и барона усыпили. не стану вдаваться в подробности насчет разорванных сухожилий, истерзанных в мелкое зерно костей лап, разорванных внутренних органов и глубоких ран. ему уже было не выжить.

        - собаки дрались! мы просыпались! - кричали шибздики.

        - дрались, правда. я тоже слышал. - говорил я.

        - барон дрался?

        - да, барон.

        - он победил?

        - победил, конечно. - кивал я.

        а барона уже не было.

        для лагеря смерть барона стала большой трагедией. директор очень плакала. охранники прятали глаза. плакали ребята, узнавшие о произошедшем.

        было ясно. собаки делили территорию. чужаки с соседней базы расширяли ареал обитания, устраняли конкурентов. их стая набирала силу. рано или поздно они должны были придти сюда, чтобы бросить барону вызов. а у барона не было альтернатив. он не мог повиноваться собакам с чужой базы, потому что служил здесь людям и охранял их территорию.

        я связался с artannapavlova. у них в ставрополе целый питомник, охранные собаки. там и воспитание, и глубокое понимание поведения, и прогнозирование.

        аня сказала, что гибель барона была благородной. да, наверное, для собаки-охранника такая смерть выше всяких почестей.

        многие теперь боялись возвращения тех собак-убийц.

        было так же ясно, что собаки действительно вернутся. они победили барона, и теперь территория включена во владения. они придут проверить пространство и заодно навестить поверженного конкурента.

        но стоило ли их опасаться людям?

        аня сказала, что их не стоит опасаться. единственный нюанс - реальная опасность появится, если собаки почувствуют, что кто-то испугается. страховый адреналин человека тогда может сработать для собак как триггер, вызовет агрессию или запустит процесс стаевой травли (в этологии это называется иерархическая когезия и одиночный объект, проявивший слабость).

        на планерке я в двух словах объяснил возможность такой опасности. хотя и без этого люди стали осторожнее: старались не ходить по территории поодиночке, а двери корпусов на ночь стали закрывать плотнее.

        к вечеру шибздики окружили меня на углу дома, щебетали:

        - а где барон?
        - а что было ночью?
        - а что, барон умер?

        одна из девочек прижала ладошки к ушам:

        - а-а, мамочки, пожалуйста, не говорите слово "умер"!

        я уже так привык говорить шибздикам многочисленные "нет" в ответ на многие тревожные их предположения. и сейчас тоже принялся разубеждать их в том, что барон умер. объяснял, что его просто забрали в больницу, что всё будет хорошо.

        постепенно событие затянулось временем, переживания стали слабее.

        каждый день на пути от корпуса нас всех встречала пустая конура барона.

        только ночи стали другими.

        теперь, если ты поздно возвращаешься к своему двухэтажному белому дому среди лесов, даже если твои шаги не слышны, если ты просто сидишь за столом во дворе и случилась тихая беседа,

        то никто уже не появляется, чтобы проверить, кто ты.

Subscribe

  • мой новый друг - МЫШЬ

    Эта история о доброй и сметливой мыши. И о наших отношениях. Всё начинается в один вечер ноября, где в моем доме собрались люди… Кухня заполнена…

  • иди и ешь

    про фастфуд обычно говорят плохо. якобы фастфуд, это не выбранная еда, просто предложенные паки, их цель быстро утолить себя и при этом дёшево; во…

  • НЕЛЁГКАЯ РУКА // история с кассиром

    вот очередная немного драматичная история. она происходит в супермаркете. я стою в очереди к кассе. а там одна женщина есть, среди кассиров, она…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments