Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

шутов

самая лучшая школа... эх...

Совсем недавно, исследуя один книжный магазин, разбирал часть стеллажа, посвященную философии. И среди книг был поражен одной, небольшой, в мягкой обложке. Поразил автор этой книги, а точнее, я был очень удивлен, что автором оказался один из главных педагогов моей жизни, моя первая учительница из необыкновенной школы, где я, благодаря случаю, обучался первые три класса. Пятнадцать лет прошло с той поры, когда обучение было красочным, ярким: Конечно в те годы я не мог оценить, насколько всё было велико и необыкновенно, насколько всё буквально выпадало из времени и быта конца восьмидесятых.

Это была школа доверия, школа открытой свободы, где из мальчишек и девчонок педагог, автор той самой книги, делала нестандартно мыслящих, окрыленных людей, полных творчества.

Сам посуди, в нашей школьной программе были такие дисциплины:

- экстрасенсорика
- культура личности
- дидактический аутотренинг
- искусство живой речи
- хореография

Помню, один день был посвящен тому, что мы изготавливали себе символики инь-янь, а потом изучали их.

Слово "уроки" педагог отменила сразу же.
- Урок, - говорила она. - Так звучит, будто тебя наказывают, или дают сердитые наставления. Не лучше ли будет, дорогие мои, если мы будем говорить вместо слова "уроки" слово "встречи"?
- Будет лучше! Лучше будет! - галдели мы в ответ.

Представить только! Это было в тот период, когда остальные школы страны были казематами бездушия, ограничителями школьной программы, долбежничеством, угрозой плохих отметок, зияющих красными строчками дневников, взнузданной сдачей металлолома, гневно и страшно трещащими о доски указками и контрольными работами, вгоняющими в страх.

Удивляйся дальше. В нашей школе не было никаких домашних заданий. Там не было журнала посещений, посещении уроков (ну, то есть "встреч") было совершенно свободно. Программу по одному предмету, или целому классу, можно было сдать в краткие сроки экстерном. Более того, там не было деления на классы: мы, младшие ученики учились вместе со взрослыми учениками. Помню отлично и зажмуриваюсь от умиления и нежности, когда восьмиклассница Жанна склонившись надо мной-второклассником, помогает мне разобраться с заданиями в учебнике природоведения, а в это время около доски старшеклассник Петр вместе с моей одногодкой Галей разбираются как решить задачку про килограммы.

В углу нашего класса стоял стол с конфетами, бутербродиками и большущим самоваром, доступен для всех желающих.
Про нас сняли документальный фильм. Журналисты из московских изданий приезжали просто пачками.
Несколько дней мы занимаемся только английским (во втором классе, тогда это было неслыханно), следующие несколько дней только биоэнергетикой, следующие несколько дней только хореографией, следующие только математикой... и так далее...

Публичные конфликты "ученик-ученик" и "учитель-ученик" разбирали публично. К непубличным конфликтам никто не имел права прикасаться. Если ученикам не нравился кто-то из педагогов, мы устраивали собрание и прощались с ним (на моей памяти двоих мы отправили из школы). Педагогов принимали на работу тоже только после знакомства с учениками.

На уроках пели песни. После уроков толпой шли по домам.
Свобода без нареканий и ограничений. Если ты устал сидеть за партой, встань и выйди, погуляй, неподалеку приятная рощица, стадион.
Удивительно и красиво, что наша школа располагалась в одном из йошкар-олинских Дворцов Культуры, на третьем этаже: в классах были огромные окна, почти стены из стекла, мы прогуливались на переменах по красивым паркетным коридорам и мраморным лестницам... Каждую неделю по четвергам был школьный просмотр кинофильмов и мультфильмов, которые привозили в ДК, билет стоил 10 копеек.
После третьего класса родители, испугавшись свободных нравов педагога-экспериментатора меня перевели в обыкновенную школу.
Это было ужасно. Тогда я узнал, что значит учиться в обыкновенной школе со всеми её "прелестями" и был задавлен, истерзан, вымучен, прижат, а самое главное, испуган.
Но зато я знал, что такое Свобода. И понимание этого, пришедшее только после потери этой самой Свободы, теплилось во мне все последующие годы, и сейчас оно поддерживает меня. Ещё школа доверия принесла огромный творческий заряд на всю оставшуюся жизнь.
Педагоги республики крутили пальцами у виска, оглядываясь на нашу руководительницу. Они говорили, мол, так нельзя доверять детей самим же себе, что такие методики могут привести к печальным последствиям несоциализованной личности (как?!).
Школа доверия была ликвидирована просуществовав лет шесть.
Я чувствую её могущество, верю в неё и вспоминаю очень часто многое из того, что насобирал там за три года, оказавшиеся впоследствии счастливыми.

Педагога своего я потом так и не видел. Поэтому и оцепенел, найдя в книжном магазине её издание.
Сегодня, спустя 15 лет, я набрался смелости и позвонил ей. Через час уже сидел в гостях и мы долго-долго разговаривали. Я продемонстрировал ей её же книгу, которую купил. Она совершила на страницах памятную надпись. В ответ я подарил свою книгу, тоже с памятной надписью. И ещё оставил пачку номеров своих газет.

Вечером смотрел фрагмент документального фильма про нас (выпросил у неё видеокассету на время), - это всё, что сохранилось.
Сидел и сдерживал слёзы непонятно от чего.
А там на экране в классе на задней парте сидел мальчишка такой смешной, такой светловолосый, такой ушастый, такой вертлявый, и с горящими глазами, я-второклассник.
На это я вообще смотреть не мог... зажмуривался...
  • Current Music
    и тут тишина